Category: отношения

Category was added automatically. Read all entries about "отношения".

Мне бы вон ту, сисястую - она глупей

И ветер, и дождик, и мгла
Над холодной пустыней воды.
Здесь жизнь до весны умерла,
До весны опустели сады.

Нынче ветрено, и волны с перехлестом
Скоро осень, все изменится в округе
Смена красок этих трогательней, Постум,
Чем нарядов перемена у подруги.

Сыпь, гармоника,— скука, скука...
Гармонист пальцы льет волной.
Пей со мною, паршивая сука,
Пей со мной!

Вчера ты была у меня
Но тебе уж тоскливо со мной
Под вечер ненастного дня
Ты мне стала казаться женой…

Дева тешит до известного предела -
Дальше локтя не пойдешь или колена.
Сколь же радостней прекрасное вне тела:
Ни объятье невозможно, ни измена!

Помнишь, Постум, у наместника сестрица -
Худощавая, но с тощими ногами.
Ты с ней спал еще. Недавно стала жрицей.
Жрицей, Постум, и общается с богами!

Излюбили тебя, измызгали
Невтерпеж.
Что ж ты смотришь синими брызгами,
Иль в морду хошь!?

Что ж, камин затоплю, буду пить.
Хорошо бы собаку купить.


Я вам еще не надоел?

Здравствуй, мама!

Он достал из лотка принтера чистый лист бумаги и положил перед собой. Взял ручку, покрутил ее, положил на место, закурил.
- Ну и что писать? «Превед, мамо, кагдила?». М-да.
Прищурив один глаз от дыма, он начал писать сверху:
Здравствуй, мама!
Стряхнул пепел, задумался.
- Ч-черт, ну зачем ей понадобилось, чтоб я письма писал? Я уж не помню, как это делается. Что там дальше обычно в письмах пишут? А, про погоду.
На бумаге появилось:
У нас сейчас дождливо. На улице противно.
- Вот, надо написать, что у меня постоянно ноги мокрые – пусть ей будет о чем побеспокоиться.
Везде огромные лужи, у меня постоянно сырые ноги.
Наклонив голову, он рассмотрел написанное.
- Ужасный почерк. Вообще говоря, нет почерка. Когда я последний раз писал от руки? А, заявление о разводе. Полтора года. Ладно, продолжим…
А как погода у вас?
- Кстати, действительно, как там погода? - Он придвинул клавиатуру, набрал адрес метеосайта. – Так. Минус тридцать три – тридцать пять, метель. Отец, уже, наверное, собак со двора домой забрал.
Наверное, холодно?
- Три строчки есть. Что дальше? Как меня выгнали с работы? Как я пил три месяца после развода? Наркотики? Триппер? Групповой секс? Блядь, о чем написать маме?!
У меня все хорошо.
Он снова закурил, выпустив дым прямо в морду лежащей на мониторе кошке. Кошка привычно сощурилась и прикрылась лапой.
- Господи, ну зачем ей мои письма? Она из армии их мало получала? Армия… Перловка дрянь, конечно, но зато воля была. Пацаны опять же… Сыч, Белов, Конь… Когда мы последний раз виделись? Белов, говорят, сейчас в Чечне. Да… а я менеджер, мама.
Мама, помнишь, как ты меня драться учила?А я плакал и говорил, что мне это не нужно. Я говорил, что папа никогда не дерется, и я не хочу. А ты сказала, что папа настоящий мужчина, силу которого видно сразу и поэтому никто не рискует с ним драться. Я тогда пообещал себе, что обязательно стану настоящим мужчиной.
Кошка с интересом наблюдала, как ручка бегает по бумаге.
Мама, я не стал настоящим мужчиной. Мне иногда кажется, что я и человеком-то не стал. Я ушел из детства, но никуда не пришел. Мама, я пустой внутри. У меня есть женщины, но нет любви. У меня есть куча приятелей, но нет друзей. Я разучился разговаривать с людьми. Я понимаю, что неинтересен другим, и меня утешает только одно – вокруг меня такие же неинтересные люди. Они, как и я, неинтересны даже сами себе.
Сигаретный пепел упал на ковер.
Я не знаю, что мне делать в жизни, мама. Я просто живу – ем, пью, сплю. Ненавижу свою работу и равнодушно отношусь к женщинам. Не знаю, что со мной будет через десять лет. Впрочем, я знаю – со мной ничего особенного не будет, и это вселяет в меня ужас. Мама, мне нужно чудо. Сам я его сотворить не в состоянии. Я разбазариваю свою жизнь, обменивая время на пустоту в душе.
Невидящими глазами он посмотрел за окно, где холодный дождь хлестал деревья.
Я не жалуюсь, мама. Мне просто хочется сказать, что я скучаю по тебе. И по папе. И по нашему дому. Кстати, я посмотрел прогноз – у вас скоро будет солнце. Мама, у вас будет солнце.
Целую, твой сын.

Он сложил письмо, вложил в конверт, надписал адрес. Оделся и вышел на улицу – опустить письмо в почтовый ящик.
Вернувшись, он попил чаю и лег спать, впервые за долгое время не выпив на ночь водки. Спал он спокойно.

И еще немного про любовь

- Знаешь, что я вспоминаю, когда говорят о любви? Не цветы охапками, не сумасшедшие ночи, не поцелуи на ветру. И мужей своих тоже не вспоминаю – двое их было, а сколько еще будет… Я только один момент вспоминаю, когда о любви говорят. Как ехали мы куда-то на электричке большой компанией, и сидела я рядом с парнем, в которого влюблена была. Места много было, и я на сиденье легла, а голову ему на колени положила. И чувствую, что затылком уперлась в мобильный телефон, который у него в кармане джинсов лежал. Мне-то не особо больно, а вот ему неудобно, что я головой давлю и ему телефон в ногу впивается. И я голову чуть приподняла, чтобы не опираться на его ногу, и так полтора часа лежала. И так мне хорошо было, что я все делаю, лишь бы ему не больно было! Представляешь – он меня на колени положил, а я голову на весу держу, дико неудобно, мышцы уже сводит, но как я его в этот момент любила! Никого никогда так не любила. А больше мне про любовь ничего не вспоминается.

Задачко

Сорокалетний Коля познакомился с девушкой Машей. Девушке Маше тридцать пять лет и она весьма нехороша собой. Коля толст, лыс и очкаст.
Сегодня Коля первый раз идет к Маше в гости. По дороге Коля заходит в магазин, чтобы купить шампанского и водки. У витрины с презервативами Коля останавливается в глубокой задумчивости. Богатый жизненный опыт подсказывает, что если он купит презервативы, то что-нибудь обязательно случится и секса не будет, а если не покупать презервативы, то Маша обязательно потащит его в постель, но без презервативов не даст. Коля впадает в кататонию.
В это время Маша стоит перед зеркалом и решает - брить ноги или не брить. Богатый жизненный опыт подсказывает, что если она побреет ноги, то что-нибудь обязательно случится и секса не будет, а если ноги не брить, то все сложится замечательно и дело дойдет до интима, но девичья честь не позволит ей ложиться в постель с небритыми ногами. У Маши скисает мозг.
Вопрос - как же все-таки этим двум уродам потрахаться?

Dolce Vita

Промокнув губы салфеткой, он взял зубочистку и открыл счет. В ресторане все должно быть хорошо - и еда, и обстановка, и цены. Он лениво порадовался родившемуся перефразу. Достал деньги, вложил в счет и протянул официанту. Неожиданно он почувствовал тошноту. Кондиционированный воздух, в котором витала мягкая ненавязчивая музыка, вдруг стал нестерпим. Его со страшной силой вывернуло наизнанку. Он выблевал только что съеденное: салат греческий, мясную солянку, рыбное ассорти, свиной эскалоп, два стакана апельсинового сока и каппучино.
На улице от свежего воздуха ему стало лучше. Отдышавшись, он сел в машину и поехал на работу. На первом же светофоре его опять затошнило. Приоткрыв дверь, он выблевал на асфальт бесконечные пробки, запах бензина, очереди на автомойках, зимнюю резину, цены на бензин, новые коврики, машину жены и счета за сервис. Идти на работу пришлось пешком – последними из него вытошнились ключи от машины. Подбирать их в блевоте ему не хотелось. На работе он незамедлительно наблевал на стол начальнику неотгулянными отпусками за три года, штрафами, неустойками, понедельничным похмельем, сверхурочными и годовыми бонусами. Он еле-еле успел дойти до своего места, чтобы тут же припасть к корзине для бумаг и заблевать ее доверху договорами, счетами-фактурами, платежками и гарантийными письмами. На компьютер его вырвало всевозможными макетами, электронной почтой, флиртом по аське, порнухой и сайтами новостей.
Домой он шел пешком. Шатался – на каждом углу его рвало. Рвало пятничным пивом, дружеским бильярдом и корпоративными вечеринками, пейнтболом с партнерами и совместными походами по блядям. Перед самым домом его вырвало телевизионными сериалами, сексом с женой, субботними пьянками с друзьями и поездками к родственникам, походами по магазинам и закупками еды на всю неделю. Тошнило мечтами о новой машине, тихими ночными разговорами о детях, тремя абортами жены, пустыми ссорами на кухне и такими же пустыми примирениями. Мучительно выблевывалась необходимость жить с человеком, которому ты не дал ничего хорошего, кроме оргазма. Потом начало рвать деньгами. Сначала большими, заработанными в последние годы – из нутра лезли тысячи долларов, смятых, потраченных, пропитых, проебанных. Потом, уже легче, вышла небольшая зарплата юности. Затем исторгся навороченный мобильный телефон. Ключи от квартиры. Стало легче.
- Слышь, братан, - раздался голос с детской площадки. На скамейке бухали трое. Он подошел ватными ногами.
- На, поправься, а то совсем ты хуевый.
Он взял протянутую бутылку чего-то крепкого, глотнул. По пищеводу полилась какая-то жуткая сивушная дрянь. Прислушался к себе, ожидая, что его сейчас вывернет. Не тошнило. Он глотнул еще, основательнее. Действительно, редкая гадость. Зато не тошнит.
- Давай, давай, братуха. За жизнь, - подбодрили его.
Он припал к бутылке – за жизнь. Редкая гадость. Зато не тошнит.

Поговори со мной, пожалуйста

После третьей рюмки мартини она включает телевизор. С экрана смотрит романтический американский юноша.
- Ну почему? Почему!? – спрашивает она у телевизора.
- Потому что я люблю тебя, детка, - отвечает сладкий американский герой. – Просто люблю.
- Почему он никогда не может придти домой вовремя?
- Это будет сюрприз, детка, - воркует американский юноша, расстегивая бюстгальтер американской девушки.
Она опрокидывает очередную рюмку и переключает канал. Криминальная хроника.
- Он не замечает, что мы стали совсем чужими, - горько бормочет она, наливая. – Он уходит из дому и шляется черт знает где, по каким-то друзьям, кабакам, шлюхам…
- За истекшие сутки было совершено девяносто семь выездов, из них восемьдесят в жилые дома, двенадцать – в организации и еще пять – по ложным вызовам, - рапортует суровый ведущий в телевизоре.
Она наливает, щелкает пультом. Улицы разбитых фонарей.
- Это невыносимо - сидеть дома и ждать его, ждать…
- Постарайтесь припомнить - когда вы видели его в последний раз? – с экрана капитан Ларин внимательно смотрит ей в глаза.
- Мы уже не разговариваем, как раньше, - она всхлипывает и опрокидывает очередную рюмку. – Он только трахает меня, а ведь когда-то мы занимались не сексом, а любовью!
- Последний раз это было в цирке, я правильно вас понял? – не унимается капитан Ларин.
Бутылка звякает о рюмку, пульт щелкает.
- Почему, почему нельзя быть нормальной семьей? Приходить с работы, ужинать, делать домашние дела, быть вместе?... Почему вместо этого я каждый вечер сижу одна и напиваюсь, как дура?!
- …все мужики – сво!.. – орет в ухо неугомонный телевизор.
Она выливает в рюмку остатки мартини, переключает канал.
- Ну вот где его носит? Куда мне звонить – в больницы, в милицию, в морг?!
- На этом я прощаюсь с вами, - сухо произносит с экрана Михаил Осокин.
Она идет в комнату и бросается на кровать. Приходит забытье.
Утром она будет выть, глядя на полную пепельницу, пустые бутылки и одинокий мужской носок, который вывалился из его сумки полгода назад, когда он ушел от нее навсегда.

Мысли впечать

Плохое более многогранно и занимательно, чем хорошее. Хорошие и радостные события, как правило, гораздо менее интересны, чем неприятности и горе. Людей притягивает негатив, и, возможно, это правильно с точки зрения природы: в плохой ситуации человек более активен, чем в благоприятной.
Например, сопереживание обычно означает сочувствие к неудаче, а не радость за другого человека. Есть профессия критика, но нет профессии одобрятеля и хвалителя. Хорошим вообще поделиться сложнее - оно скучно. По-моему, есть только одна действительно притягательная вещь в области позитива - это юмор.
К чему я это все? А хуй его знает...