Category: напитки

Category was added automatically. Read all entries about "напитки".

Твоя боль - твоя боль

Корпоративные вечеринки предсказуемы. Наперед известно, что логистики напьются первыми, программисты будут танцевать с бухгалтершами, а под занавес вечера первая красавица фирмы отдастся волосатому сисадмину.

Боря пил пиво с видом человека, утомленного жизнью. Ему было двадцать лет, он считал, что знает жизнь, и чувствовал себя ужасно старым. От скуки Боря похлопывал себя по ляжке. Всеобщего веселья он не разделял, полагая, что веселье – оно какое-то другое, а не как здесь, где все просто пьют, орут песни и нелепо пытаются совратить кого попало. Через десять лет он поймет, как это все здорово и увлекательно, но будет поздно – жена не позволит ему задерживаться после работы, а рано заслуженная язва не позволит пить.

Пьяный в хлам рекламщик, проходя мимо, толкнул Борю плечом, обернулся, чтобы извиниться, и расплескал на него свое пиво.
- Ну, ё...
Боря брезгливо принялся вытирать пиво с рукава салфеткой.
- Эта!.. Слышь, ты не обижайся, - рекламщик дружелюбно потрепал Борю по плечу. – Цават т’анэм, как говорят братья-армяне.
- Чего говорят? – не понял Боря.
- Цават т’анэм. Меня тут джигит один до дома вез, научил.
- А это что значит?
- Ну, это у них типа пожелание такое. Близким людям говорят. Значит «твою боль возьму себе». Так что типа я твои мокрые пятна возьму себе, - рекламщик хихикнул и направился дальше.
- Цават т’анэм… Твою боль - возьму себе, - медленно повторил Боря, очарованный благородством фразы.

С вечеринки его вез пожилой армянин на разбитых жигулях. Всю дорогу Боря готовился сказать ему «цават т’анэм», когда они доедут до дома. Машина остановилась, Боря отдал деньги, открыл дверь и, улыбнувшись, робко сказал:
- Цават т’анэм.
Седые брови армянина поползли вверх в изумлении. Он расплылся в улыбке и ответил:
- Цават т’анэм, сынок! – и добавил еще несколько слов по-армянски.
Они тепло простились. На душе у Бори стало хорошо, как будто его поцеловал ребенок.

Следующие дни Боря к месту и не к месту говорил «цават т’анэм», охотно объяснял, что это значит, и был чрезвычайно доволен собой.

В субботу он познакомился в баре с девочкой Маришкой, они танцевали (он неуклюже пытался трогать ее за грудь, смеясь, она отталкивала его руки), пили вино, он учил ее пускать дым кольцами, конечно, рассказал, что такое «цават т’анэм». Потом они гуляли по ночному городу, он купил у какой-то поздней бабки три розы и торжественно подарил Маришке, она была горда и смущена. Боря проводил ее до дома, они целовались у подъезда, потом незаметно оказались в квартире.
Ночь была хороша, но утром Маришка уже не казалась Боре такой обаятельной, смех ее резал слух, и он с жалостью смотрел на лифчик с подкладками – у Маришки была совсем маленькая грудь. Следующую ночь он опять провел у нее.

В понедельник утром Боря с облегчением пошел на работу. Обычная запарка, куча дел, и Боря успел забыть о девочке, с которой его свели выходные. После обеда она позвонила ему.
- Давай сегодня в кино пойдем?
- Ну… - Боря помялся. – Знаешь, сегодня не хочется.
- Тогда давай погуляем, - сказала она, и добавила открыто и просто: - А потом ко мне пойдем…
- У меня работы много сегодня.
После короткой паузы она спросила:
- А завтра?
- Понимаешь, - мямлил Боря, - у нас тут аврал жуткий, всю неделю придется до ночи сидеть.
Маришка замолчала.
- Ну… Давай я… сам тебе позвоню. Когда освобожусь…
Она молчала. Потом тихо шмыгнула носом. Боря не вынес молчания и неожиданно для самого себя сказал:
- Цават т’анэм.
Маришка секунду молчала, потом сказала мокрым от слез голосом:
- Господи, какая же скотина…
И повесила трубку.
Боря смотрел в стену и думал, что нет никого, кто бы ему сказал: «Твою боль – возьму себе».

Найденыш

Свою жену Вова нашел на улице. Она стояла около метро Свиблово и грустно пела «Ах ты, степь широкая». На часах было полчетвертого утра и крепко выпивший Вова решил, что эта девушка вполне может скрасить ему ночь. Девушка испортила Вове жизнь.

Наутро тяжелобольной Вова обнаружил, что девица вовсю хозяйничает на кухне. Поначалу он обрадовался, но его в течение минуты одели и выгнали на улицу за картошкой, яйцами и кефиром. Разумеется, Вова купил пива и сигарет. Выпив бутылку пива, он ощутил прилив сил и купил еще презервативов. По возвращении Вова узнал, что у него дома есть скалка.

Вечером оккупантка заявила, что секс будет только после свадьбы. До свадьбы Вове был выделен матрас на кухне. Впервые в жизни ему пришлось ждать полтора часа, пока освободится ванная. Ворочаясь на жестком матрасе, Вова наконец вспомнил, что прошлой ночью и секса-то не было.

Утром пришедший в себя Вова решил показать, кто в доме хозяин. Получилось очень убедительно и грозно. Правда, результат оказался странным. Новоявленная сожительница внимательно выслушала его, сказала «тебе пора на работу, дорогой», чмокнула ошеломленного Вову в щечку и выпроводила за порог.

Когда «дорогой» Вова вернулся с работы, то обнаружил, что в доме появились новые занавески, идиотский коврик в прихожей и серая кошка. В ярости Вова приказал всему этому барахлу убираться из его дома. Кошка прошла мимо, равнодушно мазнула по Вове хвостом и удалилась на кухню есть рыбу. Девица выглянула с кухни, мило улыбнулась и сказала, что пора ужинать. Вова объявил, что либо уйдет девица со своим скарбом, включая кошку, либо уйдет он. Этот вялый интеллигентский ультиматум был тут же дезавуирован. «Ну куда ты пойдешь на ночь глядя, дорогой?» - спросили у него. Вова пошел мыть руки.

На свадьбу родственники жены подарили сервиз на девяносто шесть персон, хотя Вова всем говорил, что дарить надо деньги. Пьяненький тесть отозвал Вову в сторону и сказал, что весной все они поедут на дачу «садить кортошку». Теща, само собой, потребовала называть ее мамой. В первую брачную ночь дорвавшийся Вова долго и яростно трахал жену, мстя ей за все. Мести не получилось – жене все это явно нравилось.

Весной, на посадке «кортошки», до Вовы дошло, что от его прежней жизни не осталось камня на камне. Жена запрещала ему: пить, встречаться с друзьями, смотреть футбол, глазеть в окно, ковырять в носу, чесать в паху, трахать ее в любые дни, кроме субботы. Вова стоял, опершись на лопату и смотрел в бескрайнее поле, пытаясь понять, что он может противопоставить смолотившей его машине. Проблема заключалась в том, что никакого физического или морального насилия к нему не применялось, все делалось мягко и улыбчиво. Он вспомнил Льва Евгеньевича из «Покровских ворот». Того от схожей беды увезли на мотоцикле. Вова задумался – а куда увезли-то? Теща толкнула его сзади ведром с картошкой – работай, зять, работай.

За два года Вова Collapse )

Заразная болезнь

«Лучше по-плохому отдать деньги хорошему человеку, чем по-хорошему отдать плохому» - так думал Рахим, восточный человек в Москве, в очередной раз выдавая своему соседу полтинник на опохмелку. Сосед Андрей пил вторую неделю. Пил по-русски, без оглядки, в черную.

Три дня назад жена Андрея собрала вещи и ушла к сестре, два дня назад его ограбили на улице, раздев до белья, а вчера ночью он выкинул из окна телевизор, попал прямо в свой старенький жигуль и лишился одним махом и последнего развлечения, и последнего заработка.

В загул Андрей ударился по банальной причине – его выгнали с работы, а следовательно, не стало денег. Рахим пытался устроить соседа к знакомым армянам на рынок – возить товар, но Андрей категорично сказал, что пока в стране есть водка, на черножопых он работать не будет. Водка в стране все не кончалась, и Рахим с грустью наблюдал, как сосед отгораживается от общества непробиваемым алкогольным щитом.

Меж тем у самого Рахима дела шли из рук вон плохо. Его бизнес, по столичным меркам просто крошечный, стал приносить больше проблем, чем прибыли. Принадлежащий Рахиму магазин стройматериалов в последнее время стал объектом пристального внимания разных проверяющих органов. Пожарные инспектора, СЭС, электрики, комитет потребительских прав – вся эта свора буквально ночевала в магазине, пытаясь ущучить Рахима самыми изощренными способами. Видя, что хозяин постоянно занят, персонал принялся воровать с утроенной силой. Рахим уже склонялся к тому, чтобы распродать товар и заняться чем-нибудь более спокойным. В этой ситуации запой соседа помогал Рахиму не падать духом – он видел, что кому-то в этой жизни еще хуже.

Выдав Андрею ежеутренний полтинник, Рахим спросил:
- Андрюша, может быть, хватит? Дальше ведь некуда опускаться.
- Рахимка, да у меня все нормально! Вот щас водочки куплю, похмелюсь, ваще отлично будет.
- Андрей, так нельзя жить. Жена ушла, денег у тебя нет, даже хлебу себе купить не можешь.
- Дурак ты, Рахимка, хоть и татарин. На хрена человеку хлеб? Вот ты луну сегодня видел?
- Ну, видел.
- Во-от. А я с ней сегодня пил!
- А когда у тебя деньги на водку кончатся, что делать будешь?
- Как что? У тебя попрошу.
Андрей обошел примолкшего Рахима и побежал за водкой.

Ночью Рахим не мог заснуть. За стенкой Андрей что есть мочи орал «Любо, братцы, любо!».

На следующий день в магазин Рахима пришел старый знакомый – пожарный инспектор.
- А покажите-ка мне сертификат о пожароустойчивости потолочного покрытия, - попросил он совсем по-дружески.
Рахим вздохнул и повел его к себе в кабинет. Там он достал из сейфа бутылку коньяку, пару стаканов и попросил никого не впускать. Инспектор обрадовался:
- Ну, Рахим, наконец-то поговорим как люди! А то все споришь чего-то, упираешься. Давай, садись, сейчас все вопросы решим.
Инспектор по-хозяйски разлил коньяк. «Надо будет спросить у него слова песни про любо, братцы, любо. И еще денег одолжить малость, а то касса пустая» - подумал Рахим, усаживаясь.

Пьянство без границ

Он был шестьсот тридцатый. То есть в моей жизни он был третий, а 630-й - это номер, который ему присвоила фирма Sony Ericsson. Речь о мобильном телефоне, который я проебал вчера. А что вы хотели? Если начать с пива, грохнуть пару виски, а следующие несколько часов жизни посвятить портвейну, то можно не только телефон, но и собственный хуй потерять. Кое-кто может спросить: а разве ты, Витечка, после портвейна не лакировался пивом у метро? Не знаю, отвечу я. Если уж я дошел до метро, то непременно должен был выпить там пива. А до метро я дошел. И даже маршировал там строевым шагом – вытянувшись во фрунт, приложив руку к пустой голове, звонко чеканя шаг мимо охуевших поздних пассажиров.

А до этого мы с Кариком бродили по пустым аудиториям на пятом этаже физического факультета и писали на досках слово «ХУЙ». А Генка Ковалев в это время разыскивал нас на чердаке. И надо сказать, в конце концов нашел. А до этого мы все, кривые в корягу, фотографировались на веб-камеру.

Еще одно воспоминание – как в метро меня остановил грустный милиционер. Точнее, я на него сам наткнулся. То есть непонятно, кто кого остановил. В общем, наши траектории пересеклись. Грустный милиционер посмотрел на меня карими глазами и вежливо спросил, доберусь ли я домой. А я уже был в таком состоянии, что даже «му» не мог сказать. Я просто стоял, покачиваясь, и тихо икал. Милиционер спросил, есть ли у меня документы. Я утвердительно икнул. Милиционер очень аккуратно извлек из куртки мой паспорт, посмотрел прописку, так же аккуратно положил паспорт обратно, подвел меня к нужной стороне платформы и подробно объяснил, до какой станции мне надо ехать, чтобы попасть домой. Я благодарно икал. Потом грустный милиционер куда-то пропал.

Еще в метро со мной хотели подружиться какие-то развеселые девчонки. Девчонкам было сильно за пятьдесят и было их трое. А я был один, маленький и слабый. Поэтому дружбы у нас не вышло.

А потом я как-то попал домой.

Диалоги

Книжный магазин. Дама в мехах - сутулому мужчине в очках:
- Нет, все-таки Сорокин хорош. У него очень сильный язык, правда, местами шероховатый...
Сутулый прерывает ее:
- Простите, Вы говорите о нем как о писателе или как о мужчине?

***

Двое мужчин, молодой и постарше, пьют пиво у метро. Тот, что постарше:
- Слушай, тебя только что обозвали пидором и послали на хуй. Я бы по крайней мере обиделся.
- Понимаешь, это быдло ведь не меня оскорбило.
- А кого же?
- Они оскорбили свое представление обо мне. Меня - настоящего - обидеть они не могут.
- Проще говоря, тебе по хую. А вот если бы тебе дали по морде, то тоже избили бы только свое представление о тебе? Ты бы остался цел и невредим? Или вот еще: кто сейчас пьет пиво - ты или чье-то представление о тебе?
Пауза.
- Да иди на хуй, что ты доебался?
- Хе-хе. Тоже мне, Пелевин недоделанный. Солипсист, блядь. Поколение сосунков - их на хуй посылают, а они даже ответить не могут. Тьфу.

***

- Ко мне все так хорошо относятся, словно я всем кучу денег дал.
- Гм. Хорошо относятся, говоришь?... А что ты сейчас куришь?

Вы знаете, что-то не хочется...

Не хочется вставать рано утром бодрым и свежим. Лучше встать в час дня и сразу выпить стакан водки. Для бодрости.

Не хочется работать на благо общества, рьяно перекачивая чужие деньги из одного место в другое. Хочется стоять, поплевывая, и давать глупые советы рабочим, копошащимся на дне глубокой траншеи.

Не хочется одеваться стильно и модно. Потому что кому на хуй интересно, как я выгляжу?

Не хочется думать о том, сколько я должен за электричество, телефон и квартиру. Лучше я отдам эти деньги своим друзьям - пусть ребята порадуются.

Совершенно не хочется отвечать взаимностью на чувства девочки Ларисы. Она может рассчитывать на взаимность только в одном случае - если я стану ей безразличен.

Не хочется поддерживать разговоры о том, что в столовой сегодня опять говно, а не еда. Впрочем, я забыл - я же сегодня дома, пью водку.

Разговоры вообще поддерживать не хочется. Что это за разговор, блядь, который надо постоянно поддерживать? Это какой-то импотент, а не разговор.

Абсолютно не хочется писать. Сколько можно дрочить на экран?

Как уходить в отпуск

Когда-то я был юн, прыщав и глуп. Сейчас меня мучает кризис среднего возраста, я избавился от прыщей, нажил опыта, но не ума.

Когда-то я изучал физику в университете, пил пиво и любил первую жену. Сейчас я не помню даже закона Ома, пью пиво и люблю вторую жену.

Когда-то я пытался заработать большие деньги в размере двухсот долларов, радовался жизни как щенок и обожал секс. Сейчас двести долларов для меня маленькие деньги, я стал депрессивным меланхоликом, а секс остался одной из немногих радостей в жизни.

Когда-то я пытался совместить учебу и работу, но ничего из этого не получилось. Потому что я был и остался Collapse )

В стиле популярных ныне притч с абсурдной фабулой...

Вчера исполнилось 30 лет талантливому Михаилу Евгеньевичу, он же you_crop, в четверг такой же юбилей отметит замечательный Руслан Александрович, известный как shkoorah. Обоих я знаю больше 10 лет и испытываю к ним огромное уважение (впрочем, как и все, кто их знает).
К тридцатилетию этих прекрасных людей я написал несколько маленьких текстов, которые и лежат Collapse )

Колесо удачи: скрип колеса-а....

Страх и ненависть. Пиздец и Гоморра. Трехлитровая хуйня в литровой банке. Конская залупа на воротник.
Это была не суббота. Это был Судный день. Чудовище обло, озорно, стозевно и лайя.
Впрочем, по порядку. Я всегда считал себя довольно удачливым человеком. Во всяком случае, знал меру своих неудач и даже вывел эмпирически регулярность их появления: тяжелое отравление алкоголем — раз в месяц, размолвка с женой — раз в месяц (как правило, сразу после отравления алкоголем), штраф за превышение скорости — раз в две недели, ну и так далее. Размеренная такая скучная жизнь. Collapse )