Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

Тетка

— Заходи, тетка. 

Участковый пропустил вперед симпатичную женщину средних лет, указал ей на стул, сам уселся за стол напротив. Второй полицейский, сидевший у окна, с мужским интересом оглядел «тетку» и вернулся к своим бумагам. 

Участковый кинул фуражку на стол, вооружился ручкой и придвинул к себе чистый бланк. 

— Фамилия, имя, отчество? 

— Семенова Мария Олеговна, — охотно ответила женщина.  — А ты у нас будешь Карпов Алексей Сергеевич, день рождения у тебя зимой, жена помоложе тебя, как вижу, беременная она, ты сына хочешь, только будет у вас дочка. 

Полицейский у окна удивленно поднял голову. Участковый посмотрел на женщину с дурацким прищуром, как смотрят копы в американских фильмах. 

— Мария Олеговна, давайте по делу. На вас поступило заявление о незаконной предпринимательской деятельности, и моя задача — составить протокол, а потом суд решит, привлекать вас к административной ответственности или нет.  

— Да что же незаконного-то я предпринимала? Я людям помогаю, люди в ответ мне помогают. 

— Вы не помогаете, а обманываете их, представляясь гадалкой и ворожеей.

— Ведьма я, касатик, не путай. Поворожить могу, погадать могу, куда без этого, и другое многое могу. 

Приоконный полицейский слушал диалог с большим интересом, а участковый явно раздражался. 

— Тетка, да весь секрет у тебя — порыться в соцсетях, узнать все заранее про клиентов, а потом выдать им за ворожбу или как ты там это называешь. 

— А не надо никак называть. Я просто вижу многое. Хочешь, будущее тебе скажу? 

— Мне скажите лучше, —  с улыбкой сказал второй полицейский. 

Collapse )

Мозговой штурм

— Так! Все собрались? — Андрей Сергеевич обвел переговорную суровым взглядом. — Сегодня у нас мозговой штурм! Предлагаем любые идеи, даже самые безумные. Никто никого не критикует, обсуждаем абсолютно свободно, без чинов.
Андрей Сергеевич расстегнул пиджак и распустил галстук. Кто-то сбоку робко спросил:
— А что мы обсуждаем-то?
— А, да. На производстве за последний месяц вырос процент брака запчастей. Проверили поставщиков, все процессы, нигде изменений нет. А процент брака растет. Давайте предложения!
Как любой новый начальник, Андрей Сергеевич был нахрапист и самоуверен. Подчиненные, повидавшие многих начальников, выжидательно молчали.
— Ну! Вот вы, — Андрей Сергеевич показал ручкой на кого-то перед собой. — Какие у вас предложения? У нас мозговой штурм, говорите все, что придет в голову.
— Ну… Можно что-то одно поменять и посмотреть, что изменится, — вяло отреагировал тот, в кого ткнули.
— Отлично, принято! — Андрей Сергеевич нарисовал размашистую загогулину в блокноте. — Кто еще, ну? — Он ткнул ручкой в следующую жертву.
Через десять минут жертвы кончились. Андрей Сергеевич, поджав губы, удрученно обозревал загогулины в блокноте.
— Все? Еще предложения будут? — Несмотря на очевидное, Андрей Сергеевич никак не хотел расставаться с надеждой в чудо. И чудо свершилось. К сожалению, Андрей Сергеевич оказался к нему не готов.
— А давайте кошку яичными желтками накормим, — раздался голос из угла.
Говорившего не было видно за спинами, и Андрей Сергеевич приподнялся.
— Это кто там? — грозно вопросил он. — Что за бред?
Спины раздвинулись, явив взору начальства небритого (и, возможно, похмельного) молодого человека.
— Так сами же сказали, что можно любые идеи. Вот я и говорю, — ответствовал молодой человек.
— Какая кошка?! Какие желтки?!
— Ну… у нас тут кошка живет на складе, давайте ее яичными желтками накормим. Мне кажется, поможет.
— Молодой человек! — Взвизгнул Андрей Сергеевич. — Какая к черту кошка?! Вы вообще понимаете, о чем мы тут говорим?! Кто вы такой?!
Количество экспрессии в речи Андрея Сергеевича произвело должный эффект. Молодой человек куда-то самоустранился. Андрей Сергеевич сердито объявил мозговой штурм законченным.

Две недели спустя на стол Андрею Сергеевичу лег месячный отчет, который ему предстояло докладывать на правлении. Открывал он его с отвращением. Он и так знал, что почти все показатели были ниже плановых, да еще и этот брак запчастей. Однако насчет брака запчастей Андрей Сергеевич ошибся. В последние две недели процент брака упал практически до нуля. Такого на производстве не было никогда. Доклад на правлении приняли прекрасно.
Через два дня в корпоративной столовой Андрей Сергеевич услышал, как повариха ругалась на кого-то, что постоянно требует по десятку яичных желтков и сколько можно вообще все это терпеть. Он слегка удивился чьим-то гастрономическим изыскам, но и только.
Еще через два дня до Андрея Сергеевича дошло.
Через полчаса перед ним стоял небритый (и, возможно, похмельный) молодой человек.
— Ну а что? Мне просто показалось, что это поможет, вот и решил сделать. Мозговой штурм же, сами говорили: самые безумные идеи, — спокойно объяснялся молодой человек.
— Бред какой-то. При чем тут кошка? Как она на процент брака влияет? Она ведь даже не на производстве, а на складе, — пытался понять Андрей Сергеевич.
— Да откуда  я знаю, при чем тут кошка? Просто все как-то связано.
Андрей Сергеевич задумчиво обозревал молодого человека.
— Как тебя зовут?
— Егор.
— Вот что, Егор… о чем бы тебя таком спросить… — Андрей Сергеевич задумчиво погрыз ручку, оглядываясь вокруг. — Ну, скажем, как сделать, чтобы уборщица перестала наконец у меня на столе порядок наводить? А то надоела — каждое утро бумаги все в одну кучу сложит, думает, так правильнее. А мне потом ищи, где что. Сто раз ей говорил, толку никакого.
— Надо в столовую три красных стула купить, — без раздумий выдал Егор.
Андрей Сергеевич только вздохнул. 
— Ладно, иди.
Когда дверь за Егором закрылась, Андрей Сергеевич пожевал губами, потом все-таки записал в углу какого-то черновика «3 красн. стул. в столов.».

Через полгода Андрей Сергеевич возвращался с очередного собрания правления. Настроение было самое лучезарное. Ему выписали огромный бонус за достигнутые успехи, хлопали по плечу, зазывали в гости («только без жен, без жен»), интересовались, где он научился таким эффективным методам управления. В общем, Андрей Сергеевич чувствовал себя как неимоверно успешный управленец из какой-нибудь глянцевой рекламы. И сегодня Андрей Сергеевич окончательно решил, что быть успешным управленцем почетно, но необязательно на этом останавливаться.
Войдя в офис, Андрей Сергеевич первым делом спросил, где Егор.
— У себя, — скривившись, ответила секретарша.
Андрей Сергеевич направился в мансарду, которая три месяца назад была отдана в полное владение одному-единственному сотруднику — Егору. Теперь там стояло несколько диванов, огромный телевизор с игровой приставкой, не менее огромный бар, который постоянно пополнялся за счет компании… Андрей Сергеевич не мог упрекнуть себя в скупости. За добро он платить умел.
Егор, как всегда, валялся на диване, придерживая на животе стакан с виски. На другом диване спала какая-то голая девка. Егор был небрит и, как обычно, с похмелья. Лиловые шторы были опущены, тихо мерцал огромный телевизор, пахло чем-то пошлым и сладким. Атмосфера дешевого борделя.
Увидев начальника, Егор приветственно качнул стаканом и сделал из него хороший глоток.  Андрей Сергеевич встал перед Егором, загородив ему экран.  Егор недовольно поднял глаза:
— Что на этот раз?
— Вот что… — Андрей Сергеевич немного помялся. — Должность у меня, конечно, хорошая, денег полно и все такое… Но надо двигаться вперед, в общем.
Егор осклабился, снова приложился к стакану и продекламировал:
— Не хочу быть дворянкой столбовою, а хочу быть владычицей морскою! Я все ждал, когда вы ко мне с этим придете.
— Ага! То есть ты знаешь, как мне акционером стать?
— Знаю, конечно. И не просто акционером, а через год контрольный пакет получить.
— Ну? — Андрей Сергеевич даже притопнул ногой.  — Что надо сделать? Кактус на крыше мэрии посадить? В третий четверг подарить духи водителю пятой маршрутки? Что там тебе мироздание нашептало?
Егор глянул на спящую девку и поманил Андрея Сергеевича к себе. Тот нагнулся, и Егор прошептал ему на ухо короткую фразу.
— Да ты охренел?! — отпрянул Андрей Сергеевич. — Издеваешься надо мной, да? Ты вообще в своем уме?
— Вы спросили — я ответил. Я ничего не выдумываю, я тут вообще не при чем. Сами же говорили, что я просто транслятор. Вот и транслирую, чего передают, — Егор ухмыльнулся. — Кто ж виноват, что на этот раз передача такая похабная.
Андрей Сергеевич гневно потряс пальцем перед носом у Егора:
— Ни-ког-да! Этого никогда не будет, понял меня?
— Да мне-то что, — лениво ответил Егор. — Не хотите — не делайте, проблем-то. И вообще отойдите, я кино смотрю.
У себя в кабинете Андрей Сергеевич долго ходил от стены к стене, что-то бормоча себе под нос. Звонил телефон, пару раз заглядывала секретарша. Андрей Сергеевич ни на что не реагировал, только отмахивался.
Через полчаса он успокоился и остановился перед окном. Панорама огромного кипящего города всегда действовала на него как стимулятор, заставляя двигаться вперед. Андрей Сергеевич несколько минут стоял и раскладывал свои мысли по полочкам.
— А, какого черта, в конце концов… — пробормотал он. — Как говорится, один раз не… Ладно.
Он отвернулся от окна и пошел в мансарду к Егору за подробными инструкциями.

Здравствуй, мама!

Он достал из лотка принтера чистый лист бумаги и положил перед собой. Взял ручку, покрутил ее, положил на место, закурил.
- Ну и что писать? «Превед, мамо, кагдила?». М-да.
Прищурив один глаз от дыма, он начал писать сверху:
Здравствуй, мама!
Стряхнул пепел, задумался.
- Ч-черт, ну зачем ей понадобилось, чтоб я письма писал? Я уж не помню, как это делается. Что там дальше обычно в письмах пишут? А, про погоду.
На бумаге появилось:
У нас сейчас дождливо. На улице противно.
- Вот, надо написать, что у меня постоянно ноги мокрые – пусть ей будет о чем побеспокоиться.
Везде огромные лужи, у меня постоянно сырые ноги.
Наклонив голову, он рассмотрел написанное.
- Ужасный почерк. Вообще говоря, нет почерка. Когда я последний раз писал от руки? А, заявление о разводе. Полтора года. Ладно, продолжим…
А как погода у вас?
- Кстати, действительно, как там погода? - Он придвинул клавиатуру, набрал адрес метеосайта. – Так. Минус тридцать три – тридцать пять, метель. Отец, уже, наверное, собак со двора домой забрал.
Наверное, холодно?
- Три строчки есть. Что дальше? Как меня выгнали с работы? Как я пил три месяца после развода? Наркотики? Триппер? Групповой секс? Блядь, о чем написать маме?!
У меня все хорошо.
Он снова закурил, выпустив дым прямо в морду лежащей на мониторе кошке. Кошка привычно сощурилась и прикрылась лапой.
- Господи, ну зачем ей мои письма? Она из армии их мало получала? Армия… Перловка дрянь, конечно, но зато воля была. Пацаны опять же… Сыч, Белов, Конь… Когда мы последний раз виделись? Белов, говорят, сейчас в Чечне. Да… а я менеджер, мама.
Мама, помнишь, как ты меня драться учила?А я плакал и говорил, что мне это не нужно. Я говорил, что папа никогда не дерется, и я не хочу. А ты сказала, что папа настоящий мужчина, силу которого видно сразу и поэтому никто не рискует с ним драться. Я тогда пообещал себе, что обязательно стану настоящим мужчиной.
Кошка с интересом наблюдала, как ручка бегает по бумаге.
Мама, я не стал настоящим мужчиной. Мне иногда кажется, что я и человеком-то не стал. Я ушел из детства, но никуда не пришел. Мама, я пустой внутри. У меня есть женщины, но нет любви. У меня есть куча приятелей, но нет друзей. Я разучился разговаривать с людьми. Я понимаю, что неинтересен другим, и меня утешает только одно – вокруг меня такие же неинтересные люди. Они, как и я, неинтересны даже сами себе.
Сигаретный пепел упал на ковер.
Я не знаю, что мне делать в жизни, мама. Я просто живу – ем, пью, сплю. Ненавижу свою работу и равнодушно отношусь к женщинам. Не знаю, что со мной будет через десять лет. Впрочем, я знаю – со мной ничего особенного не будет, и это вселяет в меня ужас. Мама, мне нужно чудо. Сам я его сотворить не в состоянии. Я разбазариваю свою жизнь, обменивая время на пустоту в душе.
Невидящими глазами он посмотрел за окно, где холодный дождь хлестал деревья.
Я не жалуюсь, мама. Мне просто хочется сказать, что я скучаю по тебе. И по папе. И по нашему дому. Кстати, я посмотрел прогноз – у вас скоро будет солнце. Мама, у вас будет солнце.
Целую, твой сын.

Он сложил письмо, вложил в конверт, надписал адрес. Оделся и вышел на улицу – опустить письмо в почтовый ящик.
Вернувшись, он попил чаю и лег спать, впервые за долгое время не выпив на ночь водки. Спал он спокойно.

Re:

Веня, молодой жизнерадостный кретин, снова опоздал на полтора часа. На этот раз путь к нашему богоспасаемому офису Вене преградила чудовищная пробка на Кутузовском. Каким лешим Веню занесло на Кутузовский - непонятно совершенно. Мы вообще-то сидим на Варшавке.
Вот он несется, перепрыгивая через лужи, к двери офиса, а мы смотрим на него из окна курилки. Минуту назад шеф уехал вниз на лифте, чтобы отправиться на важную встречу. Вот и машина его стоит у подъезда водитель внутри курит. Конечно, с Вениным везением они могли встретиться только так – уставший Веня как раз не смог перепрыгнуть огромную лужу у самых дверей офиса, приземлился в ее середину, а тут шеф из дверей выходит. Здравствуйте, Сергей Васильевич, какой у вас костюмчик чистый был. Я отворачиваюсь от окна. Грустно видеть, как человек в грязном костюме разрывает Веню на огромные куски и жрет их сырыми.

Через десять минут Веня появляется на своем месте. Мы с ним сидим через перегородку. Такими перегородками нас отделяют друг от друга, выделяя человеку два квадратных метра личного пространства. У каждого свой кубик. С компьютером, телефоном, бумажками всякими, игрушками на мониторе у девчонок и пустыми бутылками у парней.
У Вени в кубике стоит горный велосипед. Он как-то раз приехал на велосипеде на работу, а охрана на стоянке сказала, что следить за ним не будет. Пришлось Вене затаскивать велосипед в офис и в наш стеклянный лифт с ним втискиваться. А там как раз клиенты ехали на встречу с нашим шефом. И тут Веня подкатывает, велосипед свой на дыбы поднимает – и в лифт. Одной мадам сразу колготки крылом порвал, развернулся вместе с велосипедом, чтобы извиниться, и колесом в личико ихнему главному заехал. А наверху этих клиентов шеф встречал. Еле Веня свой велик спас, а то шеф его скинуть с семнадцатого этажа хотел. С тех пор велик так у Вени и стоит.

Кинув вещи и включив компьютер, Веня тут же спешит ко мне в кубик. Войдя, отряхивается, как собака, и тут же начинает рассказывать про чудовищную пробку на Кутузовском, сказочную бабу из Свиблово, с которой у него было фантастический секс, и роскошный коньяк из Черемушек. Веня весь – одна большая гипербола.
- Ты представляешь, бля, у нее дядя в Барвихе живет, на следующей неделе мы к нему на дачу поедем! У него вилла, как у Мела Гибсона, размером со стадион Лужники. А что, шефа сегодня уже не будет?
- Сказал – часа через три вернется.
Работать в отсутствие начальства Веня считает пошлым. Он тут же решает заняться насущными проблемами – сделать приятное своей новой бабе. Он уходит в свой кубик, подключает к компьютеру микрофон и начинает что-то надиктовывать. Прислушиваясь, я слышу какие-то невообразимые пошлости. Судя по всему, Веня излагает вслух кама-сутру для шестируких пятихуев. Какое-то время он еще копошится у себя в кубике, щелкая клавишами, потом привстает и говорит мне поверх нашей перегородки:
- Серега, я сейчас своей охрененный сюрприз послал. Звуковое письмо, бля! Я ей такого наговорил тут, она сегодня точно ебаться будет, как жаренная мартышка!
- Да я уж слышал.
- Слушай, а что у нас насчет обеда? Пошли пожрем, а. У меня после сегодняшней ночи аппетит зверский просто!
И мы идем жрать.

После обеда мы умиротворенные возврашаемся на рабочие места. Через минуту над перегородкой появляется Венина голова.
- Серега, - голос у него трясется. – Бля, ты не представляешь. Я это письмо не туда отправил. У меня клиентка есть, у нее фамилия такая же, как у моей, а я когда письмо отправлял, в адресе только фамилию и набрал. Так оно и ушло не моей, а той клиентке. Бля, Серега… это пиздец.
Такое чересчур даже для Вени. Судя по всему, ебаться как жаренная мартышка сегодня будет Веня. И я даже знаю, кто его будет ебать.
Веня быстро собирает свои вещи.
- Так, Серега, все, скажи, что я заболел.
Он вылетает из офиса, а я отправляюсь в курилку. Из окна мне видно, как Веня огромными прыжками уносится прочь. В это же время на стоянку заезжает мерседес. Начинается погоня. Веня мечется по стоянке между машинами, за ним, взревывая мотором и сверкая ксеноном, носится мерседес шефа. Сверху видно, как шеф, перегнувшись с заднего сиденья, орет что-то водителю, показывая, как обходить и подрезать. Наконец Веню загоняют в угол. Мерседес упирается в Веню бампером. Шеф медленно выходит из машины. Я бросаю сигарету и иду на свое место – дальше не будет ничего интересного.
Через некоторое время шеф поднимается в офис и сразу подходит ко мне.
- Сергей… - шеф странно мнется.
- Да?
- Вы, я знаю, с Вениамином наиболее близко знакомы, если можно так выразиться. Он ничего не говорил Вам насчет своей болезни?
- Н-ну… Он сказал, что приболел немного.
- А насчет того, что у него обнаружен сифилис, Веня ничего не говорил?
Я тупо смотрю на шефа. Шеф стоит, машинально вытирая руки о пиджак. Наконец он говорит:
- Ну, ладно… - и уходит.
Я возврашаюсь к своей работе, думая попутно, что Вене сейчас лучше всего поехать в психологический диспансер и взять официальную справку, что он сошел с ума и за свои слова и действия не отвечает. Ему ее дадут без всяких проблем.

Вечером шеф узнает про отправленное Веней письмо. Он даже не матерится. Он просто долго сидит в своем кабинете и вздыхает. Потом он заходит в Венин кубик и некоторое время там возится.
Когда он удаляется, я заглядываю в кубик Вени – мне интересно, что там мог делать шеф. Все вещи находятся на своем месте. Только у горного велосипеда изрезаны шины, а на Венином мониторе размашисто написано флуоресцентной краской: «ХУЙ».

Пьянство без границ

Он был шестьсот тридцатый. То есть в моей жизни он был третий, а 630-й - это номер, который ему присвоила фирма Sony Ericsson. Речь о мобильном телефоне, который я проебал вчера. А что вы хотели? Если начать с пива, грохнуть пару виски, а следующие несколько часов жизни посвятить портвейну, то можно не только телефон, но и собственный хуй потерять. Кое-кто может спросить: а разве ты, Витечка, после портвейна не лакировался пивом у метро? Не знаю, отвечу я. Если уж я дошел до метро, то непременно должен был выпить там пива. А до метро я дошел. И даже маршировал там строевым шагом – вытянувшись во фрунт, приложив руку к пустой голове, звонко чеканя шаг мимо охуевших поздних пассажиров.

А до этого мы с Кариком бродили по пустым аудиториям на пятом этаже физического факультета и писали на досках слово «ХУЙ». А Генка Ковалев в это время разыскивал нас на чердаке. И надо сказать, в конце концов нашел. А до этого мы все, кривые в корягу, фотографировались на веб-камеру.

Еще одно воспоминание – как в метро меня остановил грустный милиционер. Точнее, я на него сам наткнулся. То есть непонятно, кто кого остановил. В общем, наши траектории пересеклись. Грустный милиционер посмотрел на меня карими глазами и вежливо спросил, доберусь ли я домой. А я уже был в таком состоянии, что даже «му» не мог сказать. Я просто стоял, покачиваясь, и тихо икал. Милиционер спросил, есть ли у меня документы. Я утвердительно икнул. Милиционер очень аккуратно извлек из куртки мой паспорт, посмотрел прописку, так же аккуратно положил паспорт обратно, подвел меня к нужной стороне платформы и подробно объяснил, до какой станции мне надо ехать, чтобы попасть домой. Я благодарно икал. Потом грустный милиционер куда-то пропал.

Еще в метро со мной хотели подружиться какие-то развеселые девчонки. Девчонкам было сильно за пятьдесят и было их трое. А я был один, маленький и слабый. Поэтому дружбы у нас не вышло.

А потом я как-то попал домой.

Доктор моего тела

Весной 1998 года я подхватил какую-то желудочную инфекцию, от которой меня вылечили одним-единственным уколом. Желудок успокоился, но не хотела успокаиваться уколотая Collapse )

Колесо удачи: скрип колеса-а....

Страх и ненависть. Пиздец и Гоморра. Трехлитровая хуйня в литровой банке. Конская залупа на воротник.
Это была не суббота. Это был Судный день. Чудовище обло, озорно, стозевно и лайя.
Впрочем, по порядку. Я всегда считал себя довольно удачливым человеком. Во всяком случае, знал меру своих неудач и даже вывел эмпирически регулярность их появления: тяжелое отравление алкоголем — раз в месяц, размолвка с женой — раз в месяц (как правило, сразу после отравления алкоголем), штраф за превышение скорости — раз в две недели, ну и так далее. Размеренная такая скучная жизнь. Collapse )

Миссия невыполнима

У меня в Краснодаре появилась новая подчиненная - девушка Марина, которая будет заниматься региональным продвижением магазинов. Естественно, на работу принимали ее тамошние начальники, я же ее ни разу не видел, меня просто поставили перед фактом. Надо отметить, что до нее на этом месте работала девочка Аня, которую уволили за недостаток профессионализмма. И по идее, Марина должна быть очень толковым специалистом по рекламе. Мне было очень интересно, что же она из себя представляет, но первый же разговор с ней поверг меня в шок....
- Марина, я сейчас заканчиваю готовить макеты для вашей кампании, в каком формате вам их надо сделать?
- ??
- Ну файлы - в каком виде их принимает ваша типография?
- Ну.. на диске
- (блять!) Какие условия предъвляет ваша типография к макетам? В чем они должны быть сделаны?
- А, поняла. Сейчас посмотрю. (шелест бумажек, потом неуверенный голос) Э... ну... цмайк... фотошопе... вот.
- (пиздец.......) А разрешение какое?
- (долгое молчание) Так ведь, Виктор, разрешений никаких не нужно! Мы просто так печатаем..
- ту-ту-ту

Ужас-ужас-ужас

Всплывают осколки мыслей и событий... Вроде давно все умерло и забыто - нет, не так все это. Сегодня мне напомнили об одном сценарии, который я года полтора написал для какой-то татарской страховой компании. Феноменальная пошлость и тупость. Написан был минут за десять. Причем он был именно написан, а не придуман - придумывать там нечего абсолютно. Мозг не участвовал - работали только руки. Собственно, вот он весь, этот сценарьишко:
Вечер. Офис страховой компании, за столом мужчина, весь обложен бумагами. В офисе кроме него 2-3 чел, из них - одна женщина (почему именно женщина?? не помню). На столе часы, показывают время 21:15. Шуршание бумаг. Мужчина бормочет под нос, перебирая бумаги:
- Так … последний на сегодня… что там?…А страховой случай…
План: бумаги в руках у мужчины
- … Выплаты…у…
Мужчина всматривается в бумаги
-Что-то мало он просит… Проверим!
Мужчина берет трубку телефона, набирает номер, говорит:
- Алло! Петрович, у тебя сколько ремонт реально стоит?
План: графа на бумаге, где стоит сумма 3 000 руб. Стержень ручки останавливается под этой суммой, затем эту сумму зачеркивает, пишет 6 000 руб.
- Ага, понял!
Вешает трубку.
- Чудаки люди…
Мужчина убирает бумаги в папку
- Всё боятся что их обманут
Мужчина улыбается, берёт следующую папку
- В НАСКО не обманывают!!!(с гордостью)
План офиса, в расфокусе на экране логотип, слоган: Честность – это профессионально!НАСКО – ТАТАРСТАН

Чудовищная порнография. Помнится, создано это дерьмо было от злобы и бессилия - заказчик отверг десяток хороших, с моей точки зрения, вариантов и я уже был готов плюнуть на эту работу и отказаться. Сценарий неожиданно приняли без каких-то поправок, мне заплатили и я благополучно про все это забыл.
И тут мне рассказали, что вышеописанное говно было отснято, целый год крутилось на местных каналах, а главное - все татары и особенно татары-страховщики признавали этот ролик шедевром! Честно говорю - я был в шоке. Нет, умом я понимаю маркетинговую мощь той простоты, с которой в ролике преподносится основное коммерческое предложение. Но это же страшно... в очередной раз зрителей посчитали за баранов и анацефалов, и что самое стыдное - я приложил к этому руку.
Есть, конечно, во всем этом и другой аспект:)) Если подумать, то я же упустил возможность стать знаменитостью! Надо было ехать в Татарстан и окучивать богатеньких татар. Наклепал бы им там роликов... "Петрович, у тебя машина сколько реально стоила?".... "Петрович, тебе от триппера сколько реально вылечиться стоило?"..... "Петрович, а у тебя на твою жену реально стояло?"..ну и так далее.
  • Current Mood
    "смутно и тягостно" (с)

"Сердце кровью обливается!"

Эту обычную, в общем-то, фразу сказала врачиха в донорском пункте, куда мы сегодня ходили сдавать кровь. Мне очень понравилось - донорский пункт, и у нее сердце кровью обливается:)
После доблестной сдачи крови была распита бутылка кагора на троих. Непосредственно после этого я рванул на работу. С учетом недосыпа, вылитой крови, а также вчерашнего пьянства, стакан крепкого красного привел меня в полупьяное состояние. Давненько я не приходил на работу пьяным. Картинка - прелесть (сам в зеркале наблюдал): небритая опухшая рожа, с которой на мир смотрят восторженные глазенки. И запашок...
А сейчас хочется спать. Или еще портвейна...
  • Current Music
    тихая такая приятная музыка сфер