Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

(no subject)

Плохие бизнес-тренеры очень любят говорить: "если не знаете, что делать, делайте хоть что-нибудь". (Впрочем, хорошие тренеры любят это выражение не меньше.) Мне иногда кажется, что у нас вся страна живет по этому принципу. Возьмем, например, Жигули. Создатели явно не знали, что делать, и сделали хоть что-нибудь. И оно как-то едет.
Или вот чиновники. Приходит чиновник в город, а что делать — не знает. И давай асфальт на плитку менять. Чтобы, значит, хоть что-нибудь делать.
Еще бывает, что мужчина с женщиной не знают, что делать. Тогда они, как правило, делают детей. А потом они не знают, что делать с детьми, и воспитывают их хоть как-нибудь. А потом дети не знают, что делать с родителями, и на всякий случай перестают с ними общаться. Родители к тому времени, наоборот, уже совершенно точно знают, что им надо делать с детьми, только уже поздно. Дети уже научились говорить по телефону "да, мам" с таким выражением, словно они разговаривают с ручной крысой или выдрой. А мама потом по три раза пересказывает содержимое этого разговора папе, который к этому времени уже перестал понимать, что же ему делать с мамой. К счастью, к этому времени у него пропадает желание сделать хоть что-нибудь хоть с кем-нибудь. Прямо скажем, у него уже давно пропало желание даже чистить зубы и вытирать себе задницу. Но он еще как-то держится и по праздникам даже заставляет себя бриться. Дети и внуки при редких встречах так и говорят друг другу: "а наш старикан еще молодцом, держится!". Впрочем, чаще всего папа теперь держится за бутылку, потому что как иначе можно по три раза слушать, как мама пересказывает содержимое своих монологов с детьми? Это ж никакого терпения не хватит. А тут еще внуки подросли, бездельники, наркоманы чертовы, ничего святого, и что ты с ними делать будешь? И смотрит он на внуков, на их молодость, и гундит: уж мне бы ваши годы, я бы уж знал, на что время потратить, что сделать! А внуки-наркоманы ржут и спрашивают, и что бы ты дед сделал, а дед перебирает пустыми губами слова но ничего не выходит не знает он как сказать и объяснить самый большой секрет жизни и что именно в этой жизни обязательно-обязательно надо делать, и говорит ну делайте хоть что-нибудь, главное — делайте. И внуки делают машину Жигули, кладут плитку, и всякое такое. И правнуков тоже делают, это обязательно.

(no subject)

Всегда хотелось мерить жизнь по шкале "простое и важное". Каждую вещь предварительно оценивать: если это простое и важное, то делать надо обязательно. Все, что вне этих рамок — непростое или неважное — отбрасывать. Вытереть ребенку попу — это просто и важно. Сходить за продуктами — просто и важно. Сходить на митинг — просто, но не важно. Заработать миллион — важно, но не просто. Подать мелочь бабушке в метро — просто и важно. Сделать свою работу хорошо — просто и важно. Сделать карьеру — не просто и не важно.
Не получается.

Тем не менее, в памяти из прожитых дней остаются события одного порядка: холодный воздух утром в лесу, апельсиновый сок, стекающий по подбородку сына, неожиданно звучащее по радио "туча кружево в роще связала", зарплата, которой неожиданно стало хватать на нормальную жизнь. Все остальное утекает куда-то.
На хер.

По-прежнему непонятно, что такое искусство и в чем его цель. В гостях попала в руки книга "Как говорить об искусстве с детьми"; открыл с интересом, потому что со мной никто никогда не говорил об искусстве. Задача книги, как пишут в аннотации — научить детей чувствовать и понимать искусство, в первую очередь живопись. Там устроено так: берется какая-то картина, автор перечисляет вопросы, которые могут возникнуть у детей по этой картине, и отвечает на них. Сначала прочитал про "Чету Арнольфини". Предполагаемый вопрос от ребенка: "на картине изображена собака". Ответ: "да, это собака, которая принадлежит этой семье". Ух ты, думаю, как у них тут все понятно про искусство. Пролистнул дальше. Картина выглядит точь-в-точь, как черный квадрат Малевича, но синяя и прямоугольная. О, думаю, небось "Синий прямоугольник" называется. Не угадал. "Синяя монохромия". Череда вопросов и ответов про эту картину примерно такая:
Это искусство? - Да, это искусство.
Но это ведь просто синий прямоугольник. - Тем не менее, это искусство.
И что, люди приходят на это посмотреть? - Да, конечно, это очень известная картина.
А художник долго ее рисовал? - Да, Клейн долго искал нужное решение.
А это точно искусство? - Точно, точно, успокойся ты.
И что, много таких картин? - Очень много, Клейн написал их несколько десятков.
И что, все представляют собой синие прямоугольники? - Да, все они называются "Синие монохромии".
Ну и так далее, вы понимаете. Ждем следующих книг из этой серии: "Как говорить с детьми о политике" и "Как говорить с детьми о сексе".

Маятник

Лежать рядом с ней стало невмоготу. Серега откинул одеяло и сел, свесив ноги с кровати. Она повернулась к нему, погладила по спине и спросила:
- Ну что ты, что?
Он дернул плечом:
- Ничего. Спи.
Серега нашарил на прикроватном столике пачку сигарет. Закурил, выдохнул дым. Она резко сказала:
- Не кури! Это вредно для него!
- А, да…
С сожалением он затушил сигарету. Сидел просто так, чувствуя, как она смотрит ему в спину. Интересно, о чем она думает? Не понять. Да и сам я о чем думаю? А о чем я думал, когда сказал, что меня достали презервативы? Мол, давай так, авось пронесет. Теперь этому «пронесет» уже шесть недель. И что теперь делать – жениться? По залету, ага. После трех месяцев знакомства. Ни квартиры, ни денег, ни перспективы. А с другой стороны – хорошая девчонка. Милая, приятная, легкая, правильная. Секс хороший с ней. Когда-то ведь надо жениться, верно? Но ребенок… Получится, что я не женюсь на ней, а просто стану отцом ее ребенка. А нафига мне это надо? Можно уговорить ее сделать аборт, она согласится, если сильно надавить. Но после этого у нас уже отношения будут не те, это понятно. Ей хочется ребенка, ей хочется семью. Но сейчас она уже любит меня не просто как мужчину, а как отца своего ребенка. И если ребенка не будет, сможет ли она полюбить меня, как до этого? Вряд ли.
Ладно, начнем с другой стороны. Чего хочу я? Я хочу, чтобы рядом со мной была любимая женщина. Которая когда-нибудь родит мне детей. Но не сейчас. А чего я хочу сейчас? Можно просто лечь рядом с ней, обнять, поцеловать, заняться любовью. Это будет означать, что все решено и мы поженимся. И у нас будет ребенок. Можно встать и уйти – это будет означать, что мне не нужен ребенок, и она сделает аборт, и вернется ко мне, наверное… Только все будет уже не так. Так чего же я хочу? Лечь с ней рядом или встать с кровати? Остаться или уйти?
Ситуация в последние дни накалилась до крайности, она требует от него решения, он и сам хочет определенности. Он вдруг понял, что ему очень нравится вот так сидеть на кровати, балансировать на тонкой грани, отделяющей одно решение от другого. Стоять на развилке двух дорог и ни о чем не думать. Выбирать между двумя возможностями. Оценивать два пути. Главное – никуда не идти. Колебаться, как маятник. Он стал тихонько раскачиваться, сидя на кровати, и напевать песню из недавно виденного фильма: «Маятник качнется… сердце замирает… что кому зачтется – кто об этом знает...».

Они пришли с миром

Поглядите на обнаженную женщину. Во-первых, это приятно, а во-вторых, позволяет зримо и ясно понять, насколько мы разные. Вот гладко спускается вниз живот, взгляд проходит строгую полоску волос на лобке, а дальше – все! Там, где вы с детства привыкли видеть нечто, у женщины - ничто. Если, глядя на это ничто, вы еще сохраните способность думать, то постепенно осознаете, что эта разница в физиологии может означать только одно – перед вами совсем другой человек, и вы его никогда не поймете. В этом мире вам дано понять только тех, у кого между ног болтается кусок плоти неопределенной формы. Как у вас. Как у меня.

Collapse )

Глядя на женщину в обычной жизни, вы не можете понять глубину пропасти, вас разделяющей. Увидеть эту пропасть можно, лишь заглянув женщине между ног. Так же и все эти люди, о которых я вам рассказал – с виду они такие же, как и мы. Но понять их невозможно.

Без слов

Самое главное счастье пришло к Алисе в пять лет. В детский дом, где она жила с самого рождения, приехала молодая женщина по имени Елена и из пятидесяти маленьких девочек выбрала именно Алису.

Решение взять приемную дочь шло у Елены скорее от рассудка, чем от сердца. Просто когда Лене перевалило за тридцать, она поняла, что даже если сложить всех ее любовников вместе, не удастся слепить одного хорошего мужа. И тогда безграничная тоска распахнула ей свои объятия. Казалось, ничего нового и хорошего не ждало ее впереди. Ради кого и чего стоило жить дальше? Но замужние подруги твердили, что все счастье жизни в детях, и Лена решила завести ребенка. Рожать без мужа она побоялась. Да и потом, ей всегда было жалко детдомовских детей. Как знать, может, ее предназначение заключается именно в том, чтобы осчастливить одну из сирот, которых так много в нашей стране? И Лена пришла в детский дом, где жила Алиса.

Больше всего Лену поразило то, что она сразу и бесповоротно полюбила Алису. Удивляясь самой себе, она бегала по магазинам, выбирая для своей девочки самую лучшую одежду, игрушки, книги, мультфильмы. С любовью и умом она обустроила для дочки комнату, не скупясь, купила телевизор, музыкальный центр и компьютер.

Если про Лену можно сказать, что она искренне привязалась к своей приемной дочери, то Алиса… Алиса просто боготворила маму Лену. Девочка наслаждалась каждой секундой своей новой жизни, не переставая изумляться тому, какое же счастье ей выпало. С ней никто еще столько не играл, не разговаривал обо всем, никто не клал ее с собой в постель, не дарил ей столько игрушек, не читал столько интересных сказок и не сочинял ей стихов.

Жизнь налаживалась и входила в обыденное русло. У Лены на работе начались трудности, работать приходилось допоздна и она взяла няню, которая забирала Алису из сада и сидела с ней вечерами. Алиса расстраивалась, но понимала – мама работает изо всех сил, чтобы им было на что жить. Через некоторое время Лена стала задерживаться на работе до ночи, и не успевала даже прочитать дочке сказку на ночь, Алису укладывала спать няня.

Вскоре Алиса заболела. Сначала это была обычная детская простуда, но насморк и кашель не проходили, температура с каждым днем лезла все выше и выше, и в итоге девочку положили в больницу. Разумеется, вместе с Алисой в больницу легла и мама Лена. Несмотря на болезнь, девочка просто светилась от счастья. Она не отходила от мамы ни на секунду, если та уходила в коридор говорить по телефону или просто в туалет, Алиса закатывала истерику. Зато поправляться она начала невиданными темпами. Уже через неделю Алису с Леной выписали, сказав, что девочке нужно посидеть дома еще несколько дней.

Лена, наплевав на все проблемы, с боем взяла у начальника еще неделю отпуска, чтобы провести ее с дочкой. С одной стороны, это было опрометчиво - ведь рассчитывать им не на кого, и если Лену уволят, то начнутся совсем другие проблемы. Но с другой стороны, думала Лена, глядя на улыбающуюся Алису, можно и пожертвовать всем ради минуты счастья ребенка. Правы были подруги – счастье жизни в детях. (Правда, вот Алиса никак не выздоровеет – как только вернулись домой, опять начала кашлять.)

Поздно ночью Лена проснулась от звона посуды. Алиска возится, подумала Лена, накинула халат и направилась на кухню. Родная дочь стояла босая у холодильника и ложкой ела из высокого стакана лед. Увидев мать, она застыла с ложкой у рта. Лена хотела было спросить, какого черта Алиса делает, но тут до нее дошло.
- Алиса, - не своим голосом сказала Лена, - значит, вот как ты болеешь? Точнее, вот как ты лечишься?!
Но упрямое лицо Алисы заставило Лену смягчиться. Дочь просто поняла, что если она болеет, то мама остается дома. Значит, надо заболеть. Логичный вывод.
- Солнышко, ну ты же знаешь, что я не могу быть с тобой постоянно. Я должна работать, пойми.
Лена подошла к Алисе, обняла ее и что-то долго говорила про деньги, про необходимость, про отпуск, который они обязательно проведут вместе на море, про то, что надо всего лишь чуть-чуть подождать и потерпеть и все станет хорошо-хорошо… Дочь слушала мать, все так же держа на весу ложку со льдом.

На следующий день Лена вызвала няню, а сама ушла на работу. После обеда няня села смотреть свой любимый сериал и Алиса, как всегда в это время, оказалась предоставлена самой себе. Некоторое время девочка слонялась по квартире, не в силах разрешить мучившую ее проблему. Наконец выход был найден. Тихонько, чтобы не насторожить няню, Алиса вытащила из шкафа электрическую мясорубку, поставила ее на кухонный стол и включила в розетку. Алиса неоднократно видела, как эта штука перемалывает здоровенные куски мяса, даже с жилами и костями. Значит, и с ее рукой мясорубка без труда справится. Правую жалко, засуну левую руку, думала Алиса. Зато теперь мама будет со мной долго-долго. Наверное, это и называется отпуск. Главное – ни о чем не думать. Включить мясорубку и сунуть руку. Она прислушалась – няня была поглощена сериалом и на кухню не собиралась. Алиса включила мясорубку и сунула руку.

Найденыш

Свою жену Вова нашел на улице. Она стояла около метро Свиблово и грустно пела «Ах ты, степь широкая». На часах было полчетвертого утра и крепко выпивший Вова решил, что эта девушка вполне может скрасить ему ночь. Девушка испортила Вове жизнь.

Наутро тяжелобольной Вова обнаружил, что девица вовсю хозяйничает на кухне. Поначалу он обрадовался, но его в течение минуты одели и выгнали на улицу за картошкой, яйцами и кефиром. Разумеется, Вова купил пива и сигарет. Выпив бутылку пива, он ощутил прилив сил и купил еще презервативов. По возвращении Вова узнал, что у него дома есть скалка.

Вечером оккупантка заявила, что секс будет только после свадьбы. До свадьбы Вове был выделен матрас на кухне. Впервые в жизни ему пришлось ждать полтора часа, пока освободится ванная. Ворочаясь на жестком матрасе, Вова наконец вспомнил, что прошлой ночью и секса-то не было.

Утром пришедший в себя Вова решил показать, кто в доме хозяин. Получилось очень убедительно и грозно. Правда, результат оказался странным. Новоявленная сожительница внимательно выслушала его, сказала «тебе пора на работу, дорогой», чмокнула ошеломленного Вову в щечку и выпроводила за порог.

Когда «дорогой» Вова вернулся с работы, то обнаружил, что в доме появились новые занавески, идиотский коврик в прихожей и серая кошка. В ярости Вова приказал всему этому барахлу убираться из его дома. Кошка прошла мимо, равнодушно мазнула по Вове хвостом и удалилась на кухню есть рыбу. Девица выглянула с кухни, мило улыбнулась и сказала, что пора ужинать. Вова объявил, что либо уйдет девица со своим скарбом, включая кошку, либо уйдет он. Этот вялый интеллигентский ультиматум был тут же дезавуирован. «Ну куда ты пойдешь на ночь глядя, дорогой?» - спросили у него. Вова пошел мыть руки.

На свадьбу родственники жены подарили сервиз на девяносто шесть персон, хотя Вова всем говорил, что дарить надо деньги. Пьяненький тесть отозвал Вову в сторону и сказал, что весной все они поедут на дачу «садить кортошку». Теща, само собой, потребовала называть ее мамой. В первую брачную ночь дорвавшийся Вова долго и яростно трахал жену, мстя ей за все. Мести не получилось – жене все это явно нравилось.

Весной, на посадке «кортошки», до Вовы дошло, что от его прежней жизни не осталось камня на камне. Жена запрещала ему: пить, встречаться с друзьями, смотреть футбол, глазеть в окно, ковырять в носу, чесать в паху, трахать ее в любые дни, кроме субботы. Вова стоял, опершись на лопату и смотрел в бескрайнее поле, пытаясь понять, что он может противопоставить смолотившей его машине. Проблема заключалась в том, что никакого физического или морального насилия к нему не применялось, все делалось мягко и улыбчиво. Он вспомнил Льва Евгеньевича из «Покровских ворот». Того от схожей беды увезли на мотоцикле. Вова задумался – а куда увезли-то? Теща толкнула его сзади ведром с картошкой – работай, зять, работай.

За два года Вова Collapse )

Несовместимость

Например, Иванов несовместим с Сидоровым. Ну, бывало, нажрутся оба, и давай ебала бить.
Или там Петров несовместим с двумя бутылками водки. Блюет он с них.
А вот Козлов несовместим с песнями ДДТ. Тоже блюет.
Дед Мороз несовместим с детьми. Он поздравляет, пьет и блюет, а они празднуют, ждут чуда и трескают конфеты.
Путин несовместим с Бушем. Не блюет, но все равно несовместим. Цели у них разные.

Женщина несовместима с мужчиной. И не блюют, и цели одинаковые, а все равно несовместимы. Оба хотят чуда - единства душ и тел. Чувств и желаний. Мыслей и слов. Секса и любви.

Ни хуя не выходит. Несовместимы женщина с мужчиной. Разные биологические виды. Даже обмен веществ разный, чего уж говорить об остальном.
Жить вместе могут, а быть одним целым, как многим мечтается - никак. Сказки это все - о двух половинках одного целого. Если вы еще верите, что где-то по свету бродит ваша половинка, забудьте. Вы и есть целое. Вы - одно. Ни прибавить, ни убавить. Дети, жена, муж - это все может быть. Только вам-то это не поможет. Живите уж, не стройте семей, ячеек общества и иллюзий. Ищите в себе.

Несовместимость. Прекрасное слово. Отличное слово. Точное.

ЗЫ. Юзер kemlivaja, наверное, понимает значение этого слова.

(не)правильное

Проснуться в шесть утра, одеть спортивный костюм и пробежать бодрой трусцой десять километров. Принять контрастный душ и гладко почистить зубы. Приготовить на завтрак яичницу с анчоусами и беконом. Сварить в турке крепкий и вкусный кофе. Выйти из дома в восемь утра свежим и быстрым. На работе рьяно решать все задачи и проблемы, яростно защищая интересы родной фирмы. Обнаружить в столе полпачки сигарет и удивиться, потому что курить бросил год назад. Смеяться шуткам коллег и начальства, с удовольствием обсуждать машины и блядей. Позвонить домой, поговорить с женой, называя ее только "зая" и "киса", узнать, что купить на ужин. Зайти в супермаркет, полюбезничать с продавщицей, пока она нарезает балычок и белорыбицу. Придя домой, поцеловать жену и детей, весело шутить и смеяться. Пожурить старшего сына за несделанные уроки, помочь младшему построить дом из кубиков. После ужина с удовольствием посмотреть очередной фильм про ментов. Уложить детей спать, принять душ, лечь в постель и заняться с женой веселым и радостным сексом. Потом благодарно поцеловать ее и крепко уснуть.
Проснуться среди ночи от стука сердца. Тихонько встать, вытащить из потрфеля потрепанный календарь и зачеркнуть прошедший день, удовлетворенно отмечая, что до смерти осталось уже не так долго.

Имморализм

Злым быть проще, чем добрым. Лицемерным быть удобнее, чем честным. Слабым — легче, чем сильным.
Легче украсть, чем заработать. Быстрее изнасиловать, чем обольстить. Проще убить, чем прокормить.
Смотреть телевизор приятнее, чем работать. Детей тяжело воспитывать, но легко бить. Жрать водку проще, чем блевать.
Победить сложнее, чем проиграть. Подставить вторую щеку легче, чем ударить в ответ. Лучше мечтать, чем воплощать мечты в жизнь.
Повеситься проще, чем жить счастливым.
  • Current Music
    Iggy Pop - In the deathcar

О детях

Сосед Гена, дородный мужик лет 45-ти, собирается на работу. У него солидное пузо, Ауди А6 перед подъездом и лобящая мама дома. На улице какое-то число апреля, уже достаточно тепло для того, чтобы бомжи могли спать на улице. Градусов 15, в общем.
Гена басит:
- Мама, дай мне пожалуйста, летние туфли.
Мама появляется в дверях, вытирая руки о цветастый передник. В глазах беспокойство за сыночку, на лице вежливая улыбка для меня - невольного свидетеля семейной сцены.
- Геночка, милый, на улице ведь холодно! Еще рано одевать летние туфли, сыночек, одень лучше сапожки с мехом.
Сосед Гена, дородный мужик 45-ти лет (Ауди А6 перед подъездом, часы за пять штук баксов на запястье, собственный бизнес) покорно одевает меховые сапожки и топает на работу.